Рубрики
Без рубрики

Налог и криптовалюта

В XVIII веке до нашей эры вавилонский царь Хаммурапи впервые законодательно утвердил налоги, и они сразу стали неотъемлемой составляющей государства. За несколько столетий римляне обложили мыло и публичные туалеты, а их византийские потомки платили даже за воздух. Ничто не могло остановить налоги, пока не появилась криптовалюта.

Первая криптовалюта, биткоин (Bitcoin), появилась в 2009 году и сначала не привлекла к себе большого внимания. Она стала просто интересной цифровой игрушкой. Так было до 2014 года, когда стоимость биткоина начала расти невероятными темпами. В понимании масс с «игрушки» криптовалюта быстро превратилась в «нечто непонятное, но очень дорогое». Постепенно биткоином заинтересовались все, особенно экономисты и айтишники. Первые пытались понять, от чего зависит стоимость криптовалюты, вторые заинтересовались механизмом ее работы. За несколько лет стало понятно, что криптовалюты в ближайшее время никуда не исчезнут. Их рынок рос бешеными темпами, денег крутилось очень много, но он вовсе не регулировался. И вот правительства передовых стран начали воспринимать его всерьез, ведь налогообложения криптовалют стало бы мощным наполнителем бюджета. Однако было совершенно непонятно, как законодательно закрепить этот криптомир.

В законодательстве каждой развитой страны является перечень понятий, некоторые из которых считаются платежным средством и признаются государством, а некоторые — нет. Скоро оказалось, что криптовалюта, хотя и имеет отдельные признаки этих понятий, не соответствует полностью ни одному из них. Следовательно, не понятно, как к ней относиться. На эту проблему накладывается еще одна: большая часть политиков, экономистов, юристов, неправильно понимает, что такое криптовалюта. Поэтому отношение к технологии формируется хаотично, законы не совершенны или их вообще нет. Более того, налоги, которые теоретически нужно взимать, на практике часто не поступают в бюджет, или поступают в неполном объеме через специфическую природу криптовалюты.

Что же делает эту технологию такой особенной? Начнем с того, что Bitcoin, Lightcoin и другие — это так называемые локальные валюты. Допустим, вы с друзьями договорились рассчитываться орехами. Орех — локальная валюта, имеет для вас ценность. По такому же принципу большое сообщество людей соглашается, что криптовалюта — это ценность, и рассчитываемый ею между собой. Теперь вспомним основную идею криптовалюты — отсутствие центрального контрольного органа — банка или государства. Операции внутри сети вполне анонимные и гарантируются ее участниками. Поэтому обложить эти операции (например, операцию перевода криптовалюты с одного кошелька на другой) почти невозможно. Невозможно обложить налогом и майнеров — людей, подтверждают эти сделки, получая за это определенное количество криптовалюты, что также происходит внутри сети.

Однако правительства многих стран мира уже создают законодательную базу для налогообложения криптомира. Например, Новая Зеландия и ОАЭ признали биткоины ценными бумагами, отсюда и соответствующее налогообложение. Правительство Самоа хочет признать криптовалютные системы финансовыми организациями, Центральный банк Аргентины намерен сохранять свои резервы в цифровой валюте (конечно, только часть), в Ботсване и Бенине местное население оплачивает счета с помощью криптомонет, в Австралии и Японии население оплачивает биткоинамы товары и услуги. Кстати, Япония первой в мире признала криптовалюту платежным средством, а в 2017 году вообще отменила уплату НДС за покупку цифровых денег. В Канаде взимают подоходный налог, НДС, налог на прирост капитала за продажу криптовалюты. Россия и Венесуэла приравняли криптовалюта к собственности. В 2018 году Аналитический сайт HowMuch обнародовал информацию об операциях с криптовалютой в странах мира:

7 стран — есть разрешение, но есть и ограничения;

10 стран — действует запрет;

130 стран — нет никакой информации;

99 стран — остаются нейтральными.

Криптовалюта в России

А как насчет России? Хотя, по неофициальным данным, наша страна считается одним из лидеров отрасли, на законодательном уровне статус и оборот криптовалюты до сих пор не урегулированы. Участники рынка криптовалют пока играют по своим правилам. Чтобы рынок вышел из тени и заработал, необходимо его урегулировать законодательно. Тем более, что страна обязалась перед FATFFATF, Financial Action Task Force on Money Laundering — международная группа по противодействию отмыванию грязных денег, провести финансовый мониторинг в сфере криптовалют до июня 2020 года. Одним из основных вопросов стало налогообложения.

Законодатели предлагают облагать разницу между покупкой и продажей или обменом криптовалют. Через анонимность пользователей делать это возможно только в момент обмена или покупки товаров, или услуг. Предлагаются различные ставки налогов, например, 18% (налог на доходы физических лиц) и 1,5% военного сбора. По НДС вопрос остается очень противоречивым.

Согласно рением Суда Европейского Союза, биткоин считается валютой, а не товаром, а по продаже фиатных валют, не взимают НДС.

В конце 2019 года был принят новый закон «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов». Закон вступает в силу 28 апреля 2020. Он должен регулировать отношения между субъектами хозяйствования и государством по виртуальным активам.

Стоит присмотреться к нему подробнее.

Новый закон предусматривает проверки субъектов хозяйствования в случае проведения операций на сумму более 30 000. Такие проверки содержат: идентификацию и верификацию отправителя/получателя; определение конечного бенефициара юридического лица отправителя/получателя; определение цели и характера деловых отношений.

Информация о физических лицах в пределах идентификации/верификации содержит фамилию, имя и отчество, открытый ключ (адрес) в сети блокчейн, а для юридических лиц — полное название и открытый ключ. В случае проведения операций с виртуальными активами за границу на сумму более 30 000 будут собирать информацию и об отправителе (инициатора, физическое или юридическое лицо), и о получателе платежа.

В интервью информационному порталу ForkLog авторы закона рассказали, как он будет регулировать рынок криптовалюты. Отслеживать сомнительные транзакции, скорее всего, будут коммерческие банки. Блокировка криптоактивив произойдет в случае подозрительной деятельности по отмыванию денег, полученных преступным путем, или предоставления недостоверной информации при первой верификации, или же если пользователь обновил данные и не сообщил об этом. Блокировка будет осуществлять Госфинмониторинг. Если Госфинмониторинг получит информацию, средства, полученные в результате преступной деятельности, будет проводиться специальное расследование, результатом чего станет блокирования средств. Изъятие криптовалюты будет возможно только по решению суда.

Это перечеркивает весь смысл существования криптовалют. Напомним, ее основные принципы — это анонимность, отсутствие контрольного органа и тому подобное. Теоретически вмешательства государства возможно, но только с согласия владельца виртуального кошелька, поэтому сейчас все криптовалютные законы в мире базируются на честности граждан.

Небольшой пример: Гражданин N, физическое лицо, совершил сделку с виртуальными активами на сумму более 30 000. Согласно закону, государство обязало его предоставить информацию о себе (ФИО), а также открытый ключ блокчейну (биткоин-адресс). Гражданин оказался честным и предоставил информацию. Но какая от этого польза? Проверка увидит записи о его транзакции (записи о блоках транзакций). Сколько монет прибавилось, насколько меньше. Можно рассчитать баланс. Но это все. Так что все контрагенты (люди, с которыми проводились расчеты) гражданина N — анонимные, больше никакой информации узнать нельзя. Он и сам может не знать своего контрагента. Как же дальше проследить цепочку? Теоретически это возможно. Вспомните, как следователи доказывают факт взятки. Один из методов — меченые купюры. Так же можно отследить цепочку, «заметив» его. Но это все только теория, и чтобы довести ее до практики нужно время, команда профессионалов и соответствующая техника. Возникает вопрос: а выгодно честному гражданину N хранить свои сбережения в биткоинах? Ведь есть валюты, которые обеспечивают большую анонимность.

Еще анонимнее чем биткоин

Одна из них — Manero. Ее основное отличие от биткоина заключается в полной невозможности отследить транзакции и идентифицировать пользователя. Более того, все упомянутые правовые нормы не применимы для Manero и подобных ей криптовалют. В отличие от сети биткоина, где ваш публичный и приватный ключ — постоянные, ключи в Manero — одноразовые, то есть меняются после каждой транзакции.

Также в сети используется технология так называемого кольцевой подписи. Все участники сети случайным образом разбиваются на группы, или кольца. С каждого такого кольца произвольно выбирается участник, который утверждает транзакцию своим частным ключом (то есть майнер). Вместе эти две особенности делают невозможным отслеживание транзакций. Невозможно понять, кто именно подтверждал транзакцию, невозможно идентифицировать получателя и отправителя, а предоставление публичного ключа не имеет смысла, ведь он скоро изменится. К тому же в Manero много дополнительных технологий, предоставляющих безопасность и анонимность пользователям.

Через высокий уровень секретности в таких криптовалютах есть немало противников. Они отмечают, что платформы могут использовать для незаконной деятельности, например, финансирования терроризма. И основная проблема Manero — в низкой капитализации. Ведь большинство людей использует биткоины, сообщество Manero значительно меньше.

Итак, вопрос, существует ли эффективный механизм налогообложения криптовалют, остается открытым. Эта ситуация напоминает налог на наличные, которые хранится «под матрасом», — теоретически возможно, но до сих пор в мире никто не решил эту проблему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *